Меню

Это вода сеньор мой вода морская

Федерико Гарсия Лорка

АВГУСТ
(пер. А. Гелескула)

Персик зарей подсвечен,
и сквозят леденцы стрекоз.
Входит солнце в янтарный вечер,
словно косточка в абрикос.

И смеется, налит, початок
смехом желтым, как летний зной.
Снова август.
И детям сладок
смуглый хлеб со спелой луной.

ГИТАРА
(пер. М.Цветаевой)

Начинается
Плач гитары.
Разбивается
Чаша утра.
Начинается
Плач гитары.
О, не жди от нее
Молчанья,
Не проси у нее
Молчанья!
Неустанно
Гитара плачет,
Как вода по каналам — плачет,
Как ветра над снегами — плачет,
Не моли ее
О молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
Так плачет стрела без цели,
Так песок раскаленный плачет
О прохладной красе камелий,
Так прощается с жизнью птица
Под угрозой змеиного жала.
О гитара,
Бедная жертва
Пяти проворных кинжалов!

НЕВЕРНАЯ ЖЕНА
(пер. А. Гелескула)

И в полночь на край долины
увел я жену чужую,
а думал — она невинна.

То было ночью Сант-Яго,
и, словно сговору рады,
в округе огни погасли
и замерцали цикады.
Я сонных грудей коснулся,
последний проулок минув,
и жарко они раскрылись
кистями ночных жасминов.
А юбки, шурша крахмалом,
в ушах у меня дрожали,
как шелковые завесы,
раскромсанные ножами.
Врастая в безлунный сумрак,
ворчали деревья глухо,
и дальним собачьим лаем
за нами гналась округа.

За голубой ежевикой
у тростникового плеса
я в белый песок впечатал
ее смоляные косы.
Я сдернул шелковый галстук.
Она наряд разбросала.
Я снял ремень с кобурою,
она — четыре корсажа.
Ее жасминная кожа
светилась жемчугом теплым,
нежнее лунного света,
когда скользит он по стеклам.
А бедра ее метались,
как пойманные форели,
то лунным холодом стыли,
то белым огнем горели.
И лучшей в мире дорогой
до первой утренней птицы
меня этой ночью мчала
атласная кобылица.

Тому, кто слывет мужчиной,
нескромничать не пристало,
и я повторять не стану
слова, что она шептала.
В песчинках и поцелуях
она ушла на рассвете.
Кинжалы трефовых лилий
вдогонку рубили ветер.

Я вел себя так, как должно,
цыган до смертного часа.
Я дал ей ларец на память
и больше не стал встречаться,
запомнив обман той ночи
у края речной долины,-
она ведь была замужней,
а мне клялась, что невинна.

БАЛЛАДА МОРСКОЙ ВОДЫ
(пер. А. Гелескула)

Море смеется
у края лагуны.
Пенные зубы,
лазурные губы.

— Девушка с бронзовой грудью,
что ты глядишь с тоскою?

— Торгую водой, сеньор мой,
водой морскою.

— Юноша с темной кровью,
что в ней шумит не смолкая?

— Это вода, сеньор мой,
вода морская.

— Мать, отчего твои слезы
льются соленой рекою?

— Плачу водой, сеньор мой,
водой морскою.

— Сердце, скажи мне, сердце, —
откуда горечь такая?

— Слишком горька, сеньор мой,
вода морская.

А море смеется
у края лагуны.
Пенные зубы,
лазурные губы.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 29.08.2015. ***
  • 19.08.2015. Федерико Гарсия Лорка
  • 18.08.2015. ***
  • 14.08.2015. ***

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Ф. Г. Лорка. Баллада о морской воде. Пер. Д. Рухам

Federico Garcia Lorca. La Balada del Agua del Mar

El mar
sonrie a lo lejos.
Dientes de espuma,
labios de cielo.

— ?Que vendes, oh joven turbia
con los senos al aire?
— Vendo, senor, el agua
de los mares.

— ?Que llevas, oh negro joven,
mezclado con tu sangre?
— Llevo, senor, el agua
de los mares.

— Esas lagrimas salobres
?de donde vienen, madre?
— Lloro, senor, el agua
de los mares.

— Corazon, y esta amargura
seria, ?de donde nace?
— !Amarga mucho el agua
de los mares!

El mar
sonrie a lo lejos.
Dientes de espuma,
labios de cielo.

Читайте также:  Боб росса учись рисовать воду

Федерико Гарсиа Лорка. Баллада морской воды. Подстрочный перевод Далии Рухам

Море
улыбается в своём далёко.
Зубы из пены,
губы из неба.

— Что продаёшь ты, о, молодая девушка грустная («мутная» в оригинале)
с открытой грудью?
— Продаю, сеньор, воду
морскую.

— Что у тебя («ты носишь» в оригинале), о, чернокожий юноша,
смешано с твоей кровью?
— Там («ношу» в оригинале), сеньор, — вода
морская.

— Эти слёзы солёные
откуда, мать?
— Плачу, сеньор, водой
морской.

— Сердце, а эта горечь
глубокая («серьёзная» в оригинале) откуда рождается?
— Горькая очень вода
морская!

Море
улыбается в своём далёко.
Зубы из пены,
губы из неба.

Федерико Гарсиа Лорка. Баллада Морской воды. Перевод Далии Рухам

Море,
смех твой да мне бы.
Зубы из пены,
губы из неба.

— А что продаёшь, молодочка,
грудь и грусть на просторе?
— Продам вам, сеньор, я воду,
воду моря.

— Что, юноша темнокожий,
по венам крОви вторит?
— Ношу там, сеньор, я воду,
воду моря.

— Мать, а слёзы, солью пОлны,
текут откуда споро?
— ПлАчу, сеньор, водою,
той, из моря.

— Сердце, что за глубокая горечь
сеется немым укором?
— Горькие слишком вОды,
вОды моря!

Море,
смех твой да мне бы.
Зубы из пены,
губы из неба.

Источник

Песни Е. Свидченко на стихи Федерико Гарсия Лорки

© Федерико Гарсиа Лорка
© Federico GARSIA LORKA

Август.
Персик зарей подсвечен,
и сквозят леденцы стрекоз.
Входит солнце в янтарный вечер,
словно косточка в абрикос.

И смеется, налит, початок
смехом желтым, как летний зной.
Снова август.
И детям сладок
смуглый хлеб со спелой луной.

БАЛЛАДА МОРСКОЙ ВОДЫ

Море смеется
у края лагуны.
Пенные зубы,
лазурные губы.

— Девушка с бронзовой грудью,
что ты глядишь с тоскою?

— Торгую водой, сеньор мой,
водой морскою.

— Юноша с темной кровью,
что в ней шумит не смолкая?

— Это вода, сеньор мой,
вода морская.

— Мать, отчего твои слезы
льются соленой рекою?

— Плачу водой, сеньор мой,
водой морскою.

— Сердце, скажи мне, сердце, —
откуда горечь такая?

— Слишком горька, сеньор мой,
вода морская.

А море смеется
у края лагуны.
Пенные зубы,
лазурные губы.

Начинается
Плач гитары.
Разбивается
Чаша утра.
Начинается
Плач гитары.
О, не жди от нее
Молчанья,
Не проси у нее
Молчанья!
Неустанно
Гитара плачет,
Как вода по каналам — плачет,
Как ветра над снегами — плачет,
Не моли ее
О молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
Так плачет стрела без цели,
Так песок раскаленный плачет
О прохладной красе камелий,
Так прощается с жизнью птица
Под угрозой змеиного жала.
О гитара,
Бедная жертва
Пяти проворных кинжалов!

КИТАЙСКАЯ ПЕСНЯ В ЕВРОПЕ

Девушка с веера,
с веером смуглым,
идет над рекою
мостиком круглым.

Мужчины во фраках
смотрят, как мил
под девушкой мостик,
лишенный перил.

Девушка с веера,
с веером смуглым,
ищет мужчину,
чтоб стал ей супругом.

Мужчины женаты
на светловолосых,
на светлоголосых
из белой расы.

Поют для Европы
кузнечики вечером.

(Идет по зеленому
девушка с веером.)

Кузнечики вечером
баюкают клевер.

(Мужчины во фраках
уходят на север.)

И в полночь на край долины
увел я жену чужую,
а думал — она невинна.

То было ночью Сант-Яго,
и, словно сговору рады,
в округе огни погасли
и замерцали цикады.
Я сонных грудей коснулся,
последний проулок минув,
и жарко они раскрылись
кистями ночных жасминов.
А юбки, шурша крахмалом,
в ушах у меня дрожали,
как шелковые завесы,
раскромсанные ножами.
Врастая в безлунный сумрак,
ворчали деревья глухо,
и дальним собачьим лаем
за нами гналась округа.

За голубой ежевикой
у тростникового плеса
я в белый песок впечатал
ее смоляные косы.
Я сдернул шелковый галстук.
Она наряд разбросала.
Я снял ремень с кобурою,
она — четыре корсажа.
Ее жасминная кожа
светилась жемчугом теплым,
нежнее лунного света,
когда скользит он по стеклам.
А бедра ее метались,
как пойманные форели,
то лунным холодом стыли,
то белым огнем горели.
И лучшей в мире дорогой
до первой утренней птицы
меня этой ночью мчала
атласная кобылица.

Тому, кто слывет мужчиной,
нескромничать не пристало,
и я повторять не стану
слова, что она шептала.
В песчинках и поцелуях
она ушла на рассвете.
Кинжалы трефовых лилий
вдогонку рубили ветер.

Я вел себя так, как должно,
цыган до смертного часа.
Я дал ей ларец на память
и больше не стал встречаться,
запомнив обман той ночи
у края речной долины,-
она ведь была замужней,
а мне клялась, что невинна.

Читайте также:  Где отключили воду за неуплату

И тополя уходят —
но след их озерный светел.

И тополя уходят —
но нам оставляют ветер.

И ветер умолкнет ночью,
обряженный черным крепом.

Но ветер оставит эхо,
плывущее вниз по рекам.

А мир светляков нахлынет —
и прошлое в нем потонет.

И крохотное сердечко
раскроется на ладони.

ТАНЕЦ (В НОЧИ САДА, ВЫБЕЛЕННОЙ МЕЛОМ)

В ночи сада,
выбеленной мелом,
пляшут шесть цыганок
в белом.

В ночи сада.
Розаны и маки
в их венках из крашеной
бумаги.

В ночи сада.
Словно пламя свечек,
сумрак обжигают
зубы-жемчуг.

В ночи сада,
из одной другая,
тени всходят, неба
достигая.

Прорытые временем
лабиринты —
исчезли.

Немолчное сердце —
источник желаний —
Иссякло.

Закатное марево
И поцелуи —
пропали.

Умолкло, заглохло,
остыло, иссякло,
Исчезло.

Танцует в Севилье Кармен
у стен, голубых от мела,
и жарки зрачки у Кармен,
а волосы снежно–белы.
Невесты,
закройте ставни!

Змея в волосах желтеет,
и словно из дали дальней,
танцуя, встает былое
и бредит любовью давней.
Невесты,
закройте ставни!

Пустынны дворы Севильи,
и в их глубине вечерней
сердцам андалузским снятся
следы позабытых терний.
Невесты,
закройте ставни!

Слушай, сын, тишину –
эту мертвую зыбь тишины,
где идут отголоски ко дну.
Тишину,
где немеют сердца,
где не смеют
поднять лица.

Когда умру,
схороните меня с гитарой
в речном песке.

Когда умру.
В апельсиновой роще старой,
в любом цветке.

Когда умру,
буду флюгером я на крыше,
на ветру.

Источник

Мой Гарсиа Лорка.

И тополя уходят —
но след их озёрный светел.

И тополя уходят —
но нам оставляют ветер.

И ветер умолкнет ночью,
обряженный чёрным крепом.

Но ветер оставит эхо,
плывущее вниз по рекам.

А мир светляков нахлынет —
и прошлое в нём потонет.

И крохотное сердечко
раскроется на ладони.

Перевод А. Гелескула

Молодая луна.
Федерико Лорка (перевод Марк Самаев)

Луна плывет по реке.
В безветрии звезды теплятся.
Срезая речную рябь,
Она на волне колеблется.
А молодая ветвь
Ее приняла за зеркальце.

Весы
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

День пролетает мимо.
Ночь непоколебима.
День умирает рано.
Ночь — за его крылами.

День посреди бурана.
Ночь перед зеркалами.

Город.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Извечный гул сосновый
Стоит над городком,
Но сами эти сосны
Давно на дне морском.
Свистят в округе стрелы,
И войско при щитах,
Но битва заблудилась
А коралловых кустах.
И только отголоски
Лесные сберегло
Морского небосвода
Волнистое стекло.

Квартал Кордовы.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Ночь как вода в запруде.
За четырьмя стенами
От звезд схоронились люди.
У девушки мертвой,
Девушки в белом платье,
Алая роза зарылась
В темные пряди.
Плачут за окнами
Три соловьиных пары.

И вторит мужскому вздоху
Открытая грудь гитары.

Пейзаж.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Сбился с дороги вечер
И запахнулся в ветер.
В окнах остатки света
Ловят ребячьи лица
Смотрят, как желтая ветка
Сделалась сонной птицей.

А день уже лег и стихнул,
И что-то ему не спится.
Вишневый румянец вспыхнул
На черепице.

Август.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Август.
Персик зарей подсвечен,
И сквозят леденцы стрекоз.
Входит солнце в янтарный вечер,
Словно косточка в абрикос.
И смеется, налит, початок
Смехом желтым, как летний зной.
Снова август.
И детям сладок
Смуглый хлеб со спелой луной.

Memento.
Федерико Лорка (перевод Инна Тынянова)

Когда умру,
Схороните меня с гитарой
В речном песке.
Когда умру.
В апельсиновой роще старой,
В любом цветке.

Когда умру,
Буду флюгером я на крыше,
На ветру.

Тише.
Когда умру!

Гитара.
Федерико Лорка (перевод Марина Цветаева)

Начинается
Плач гитары.
Разбивается
Чаша утра.
Начинается
Плач гитары.
О, не жди от нее
Молчанья,
Не проси у нее
Молчанья!
Неустанно
Гитара плачет,
Как вода по каналам — плачет,
Как ветра над снегами — плачет,
Не моли ее
О молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
Так плачет стрела без цели,
Так песок раскаленный плачет
О прохладной красе камелий,
Так прощается с жизнью птица
Под угрозой змеиного жала.
О гитара,
Бедная жертва
Пяти проворных кинжалов!

Ампаро.
Федерико Лорка (перевод Валерий Столбов)

Ампаро!
В белом платье сидишь ты одна
у решетки окна
(между жасмином и туберозой
рук твоих белизна).

Читайте также:  Не могу перестать пить воду

Ты слушаешь дивное пенье
фонтанов у старой беседки
и ломкие, желтые трели
кенара в клетке.

Вечерами ты видишь — в саду
дрожат кипарисы и птицы.
Пока у тебя из-под рук
вышивка тихо струится.

Ампаро!
В белом платье сидишь ты одна
у решетки окна.
О, как трудно сказать:
я люблю тебя,
Ампаро.

Встреча.
Федерико Лорка (перевод Галина Шмакова)

Мария — Утоли мои печали,
Тебя мне видеть довелось
В лимонной роще, где пели струи
Источника слез.
Ты лучшая из роз!
Мария — Утоли мои печали,
Тебя мне видеть довелось.
Твои глаза хрусталей светлее,
Туманы кос.
Ты лучшая из роз!

Мария — Утоли мои печали,
Тебя мне видеть довелось.
Где та перчатка лунного цвета
И первых рос?
Ты — лучшая из роз!

Малагенья.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Смерть вошла
И ушла
Из таверны.
Черные кони
И темные души
В ущельях гитары
Бродят.

Запахли солью
И женской кровью
Соцветия зыби
Нервной.

А смерть
Все выходит и входит,
Выходит и входит.

А смерть
Все уходит —
И все не уйдет из таверны.

Дерево песен.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Все дрожит еще голос,
Одинокая ветка,
От минувшего горя
И вчерашнего ветра.
Ночью девушка в поле
Тосковала и пела —
И ловила ту ветку,
Но поймать не успела.

Ах, луна на ущербе!
А поймать не успела.
Сотни серых соцветий
Оплели ее тело.

И сама она стала,
Как певучая ветка,
Дрожью давнего горя
И вчерашнего ветра.

Пещера.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Протяжны рыдания
В гулкой пещере.
(Свинцовое
Тонет в багряном.)

Цыган вспоминает
Дороги кочевий.

(Зубцы крепостей
За туманом.)

А звуки и веки —
Что вскрытые вены.

(Черное
Тонет в багряном.)

И в золоте слез
Расплываются стены.

(И золото
Тонет в багряном.)

Китайская песня в Европе.
Федерико Лорка (перевод Юнна Мориц)

Девушка с веера,
С веером смуглым,
Идет над рекою
Мостиком круглым.
Мужчины во фраках
Смотрят, как мил
Под девушкой мостик,
Лишенный перил.

Девушка с веера,
С веером смуглым,
Ищет мужчину,
Чтоб стал ей супругом.

Мужчины женаты
На светловолосых,
На светлоголосых
Из белой расы.

Поют для Европы
Кузнечики вечером.

(Идет по зеленому
Девушка с веером.)

Кузнечики вечером
Баюкают клевер.

(Мужчины во фраках
Уходят на север.)

Баллада морской воды.
Федерико Лорка (перевод Анатолий Гелескул)

Море смеется
У края лагуны.
Пенные зубы,
Лазурные губы.
— Девушка с бронзовой грудью,
Что ты глядишь с тоскою?

— Торгую водой, сеньор мой,
Водой морскою.

— Юноша с темной кровью,
Что в ней шумит не смолкая?

— Это вода, сеньор мой,
Вода морская.

— Мать, отчего твои слезы
Льются соленой рекою?

— Плачу водой, сеньор мой,
Водой морскою.

— Сердце, скажи мне, сердце,-
Откуда горечь такая?

— Слишком горька, сеньор мой,
Вода морская.

А море смеется
У края лагуны.

Пенные зубы,
Лазурные губы.

Я не знаю, чем поразил 14летнюю удмурточку, с радужно-разноцветными глазами: то рыжими, то голубыми, то какими-то странными в крапинку, испанский поэт. Может быть, страстью, звоном кастаньет, звуками гитары, похожими на волны бегущей к мечте реки. Но так или иначе, в юности влюбляются безоговорочно, прочно, беспричинно. Да, потом были новые восхищения, открытия, очарования. Но Гарсиа Лорка оставался рядом. Как музыка, как танец души. У меня красивые сильные руки. Длинные чувственные пальцы. И когда мне плохо, и когда я переполнена счастьем, они танцуют боль, они танцуют любовь. Ту, юношескую. И ту, которая со мной сейчас. Они танцуют стихи. Попробуйте. У вас тоже получится!

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Adblock
detector