Меню

Артемий лебедев про воду

«Студия Артемия Лебедева» разработала логотип для производителя воды. Вот он:

Проект выполнен в рамках услуги студии «Экспресс-дизайн». Услуга, запущенная в 2018 году, предполагает, что студия Лебедева сделает логотип для «маленькой и бедной» компании всего за 100 тысяч рублей. При этом выбранный студией вариант «не обсуждается».

На сайте также можно посмотреть процесс разработки логотипа для «Аква-Лайк». В студии говорят, что над ним работали четыре дня. «Логотип очищен до предела, в логотипе — только чистота! Покупатель понимает смело: в „Аква-лайке“ годная вода», — так описан дизайн для «Аква-Лайка» (слоган можно увидеть на страничке проекта, если выделить пустое место между картинками).

На сайте Лебедева можно познакомиться и с другими проектами, которые сделали в формате «Экспресс-дизайна».

Например, логотип компании «Полированный бетон».

Логотип «семейного и лайф-коуча» Дарьи Сытовой-Горанской.

Источник

Буря в стакане. Спор про (бесплатную) воду в ресторане

Подпишись на наш канал в Телеграме , чтобы быть в курсе последних новостей ресторанного бизнеса!

Пост в инстаграме дизайнера Артемия Лебедева, написанный после похода в петербургский гастробар Duo, спровоцировал в сети новый виток дискуссии про воду в ресторанах. Лебедева возмутило, что Duo решил «ради непонятно чего отказаться от нормальной воды в бутылках в пользу своей собственной фильтрованной воды». В другом петербургском проекте, Birch, Лебедев столкнулся с той же проблемой, однако настоял на своем, и в итоге ему достали «из-под прилавка» бутылку Evian.

Никакой самый крутой самый итальянский фильтр не сделает воду вкусной. Он сделает г****. Безопасное, но г****.

(С полным текстом поста вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке, если вас не смущает мат).

В ответ на ожидаемый комментарий о том, что Duo отказывается от пластика, заботясь об экологии, Лебедев возразил, что это не более чем «конская маржа за г**** под соусом эко-сознания». На что владелец Duo Дмитрий Блинов ответил:

Бутылка российской воды 0,5 стоит для меня 70 рублей. Продавая ее за 250, я зарабатываю 180. Не говоря про итальянскую с ценой в ресторане от 500 рублей. Что за конская маржа-то, расскажите мне , продавать воду 0,75 за 150 р.?

В комментариях, как обычно, представлены мнения от «продавать фильтрованную воду — дно», «во всех ресторанах в Европе воду подают бесплатно и не переживают, что потратились на фильтры», «в Японии вся вода в ресторанах фильтрованная из-под крана, но бесплатная, ее обязаны приносить и постоянно подливать» до «подача воды при посадке лично меня сразу располагает в любом заведении».

Тема воды в ресторанах всплывает с определенной периодичностью (в основном перед началом жаркого сезона — как сегодня, когда в Москве, например, обещают + 30 градусов). Связано это с тем, что обязанность заведения общепита бесплатно предоставлять воду по первому требованию — идея, прочно укоренившаяся в головах наших сограждан. Хоть и не имеющая под собой никаких юридических оснований.

Ресторатор сам вправе решать, брать с гостей деньги за воду или нет; другое дело, что бесплатная вода повышает уровень лояльности гостя и даже входит в некоторые чек-листы с признаками хорошего ресторана. А dog-friendly заведения нередко предлагают бесплатную воду не только гостям, но и их питомцам.

Любопытный момент: многочисленные эксперименты, проводившиеся представителями различных медиа в Москве и Петербурге (к примеру, этот, этот и этот) показывают, что в подавляющем большинстве заведений гостю не отказывают в просьбе о бесплатной воде, даже если в меню есть вода за деньги. При этом у авторов экспериментов сложилось ощущение, что это не осознанная политика заведения, а банальное невежество официанта. Сотрудники (особенно новички) нередко сами разделяют расхожее мнение об обязанности ресторана поить гостей бесплатно, и не знают позицию своего руководство по этому поводу.

(Разумеется, есть и обратная крайность, которую отмечают потребители — когда официант на просьбу о воде приносит самую дорогую позицию, по 600 рублей за бутылку).

Стоит подчеркнуть, что Лебедев в своем посте не говорил об обязанности ресторана подавать воду бесплатно: он лишь хочет иметь возможность выбора и вообще недоумевает, почему в хороших ресторанах нет меню воды хотя бы из десяти позиций.

Кто точно оценил бы эту идею, так это Мартин Ризе — первый в мире «водяной сомелье» (и вне зависимости от вашего отношения к такому выбору профессии, нельзя отрицать, что компетенции на рынке Ризе оказались очень востребованными). Возможно, его советы пригодятся тем, кто задумался над составлением «водной» карты для своего ресторана (но даже если нет, все равно советуем полистать его инстаграм).

Читайте также:  Коряга окрасила воду что делать

Источник

§ 161. Идея на минус миллион

Редкий изобретатель не ценит собственный труд. При этом никакой зависимости между интересностью изобретения и жадностью его автора нет.

Хозяйке на заметку

Очень часто автор самой обычной идеи живет уверенностью в том, что у него уже есть миллион долларов, осталось только найти желающего заплатить. Синдром изобретателя свойственен людям, которым проще жить в ощущении непризнанности, чем подумать, как с помощью таланта заработать деньги.

Идеи не охраняются законами об авторском праве ни в одной стране. Некоторые идеи превращаются в патенты, но любой патент можно обойти, придумав другую идею. Деньги за изобретения получают единицы.

Приведем личный пример. Как-то автор «Ководства» заказал в одном ресторане французской минеральной воды за 10 долларов стакан. В отдельной вазочке прилагался лед имени Мосводоканала. Почему в дорогую минералку, с трудом привезенную за несколько тысяч километров через много границ, надо добавлять воду из-под крана?

К концу обеда автор стал мультимиллионером. Дело оставалось за малым — нужно было наладить производство льда под марками «Эвиан», «Санпеллегрино», «Шишкин лес» и далее по списку.

Лед продается в индивидуальной упаковке (как сливки к кофе). Если он растает, повторная заморозка производится в домашних условиях. Некоторые потребители, разумеется, захотели бы открыть новые грани вкуса бутилированной воды, добавляя кубики «Виттеля» в стакан «Святого источника».

Для начала производства фирменного льда нужно было бы накупить оборудования и лицензий. Понадобились бы деньги на помещение, зарплаты сотрудникам, транспортные и рекламные расходы. В результате для того, чтобы первый кусок брендированного льда попал в первый стакан к жаждущему, пришлось бы потратить минимум миллион.

Отрицательные деньги отлично иллюстрируют любую идею. Например, идея клавиатуры с дисплеями в каждой кнопке стоит где-то минус два миллиона. А идея системы, позволяющей троллейбусам обгонять друг друга, обойдется в минус полмиллиона (и, вероятно, не окупится никогда). А идея ноутбука с двумя дисплеями обойдется в минус десять миллионов. И так далее.

Любой изобретатель или дизайнер, рассказывающий о своей идее, должен честно говорить: «У меня есть идея на минус миллион».

Источник

ПитерЭтноЭксп. Часть III. Судьба говна

27 октября . 19 ноября 2013

October 27 . November 19, 2013

Возьмем обычный унитаз. Сверху у него есть бачок с чистой водой, такой же, как в кране на кухне. А снизу — емкость для говна. Удивительно, что одна половина города работает для того, чтобы наполнить водой бачок, а другая — чтобы очистить воду, которую люди спустили в унитаз.

Let’s take an ordinary toilet. The top consists of a tank with clean water, the same water that comes out of the kitchen faucet. On the bottom is a receptacle for shit. It’s amazing how one half of the city works to fill the tank with clean water, and the other—to clean the water people flush down the toilet.

Если с чистой водой все более или менее понятно — берешь ее насосом из реки, фильтруешь, подаешь в дома другим насосом, то про говно я представлял себе процесс с трудом. Мне всегда было страшно интересно узнать, каким же образом такое количество говна умудряются обработать. И мечта сбылась — санкт-петербургский Водоканал оказался очень адекватной и прогрессивной организацией (в отличие от санкт-петербургского метрополитена) и показал все, что я мог захотеть увидеть, и даже больше.

While the clean water part is more or less clear—you pump it from a river, filter it, and use another pump to supply it to homes—the shit part is much murkier. I’ve always desperately wanted to know how such large quantities of shit get processed. And my dream was fulfilled: the Saint Petersburg Vodokanal (Municipal Enterprise for Water Supply and Waste Water Treatment) turned out to be a highly reasonable and progressive organization (unlike the Saint Petersburg Metro) and showed me everything I wanted to see and more.

Начнем с очистки воды. Вода честно забирается из Невы. В Неве она очень плохая, поэтому ее надо очищать и фильтровать.

Let’s begin with tap water treatment. The water is taken straight from the Neva River. The Neva’s water is very bad, so it needs to be filtered and purified.

Читайте также:  Вода это биокосное вещество или косное

Народу на станции очистки работает мало, все автоматизировано. (Это Южная водопроводная станция.)

The water treatment plant has very few employees. Everything is automated. (This is the Southern Waterworks.)

Reminds me of a nuclear power plant (see my story on how a nuclear plant works).

А теперь поедем в самое интересное место — Юго-Западные очистные сооружения.

And now let’s visit the most interesting place of all—the South-West Waste Water Treatment Plant.

Сюда стекается говно с половины города. Сначала может показаться, что здесь управляют самолетами.

Half the city’s shit ends up here. At first glance, this might look like an air traffic control center.

Но тут управляют гораздо более важной субстанцией — духом.

But something much more important is being controlled here: the spirit.

Итак, тайна всей жизни разгадана. По порядку.

And so, one of life’s biggest mysteries has been solved. Let’s start from the beginning.

Вот говно попало в унитаз. Его спустили десятью-пятнадцатью литрами воды в трубу. Под воздействием гравитации говно улетело по трубе вниз в подземный резервуар. Оттуда оно потекло по подземному коллектору в сторону станции фильтрации. Прям самотеком. По подземной говнореке. Где-то с глубины 50 метров это говно мощные насосы подают на первичный приемник. Канализационные стоки в чистом виде (простите за говнокаламбур):

Shit drops in the toilet. It’s flushed down with 10-15 liters of water. Under the force of gravity, the shit rushes down the pipe to an underground reservoir. From there, it flows through a sewer in the direction of the filtration station. Completely on its own. Along an underground shit river. Then powerful pumps bring the shit up from a depth of 50 meters or so to the primary intake. This is sewage in its pure form (pardon the shitty pun):

Тут из говна отфильтровываются всякие левые шняги, которые автоматически прессуются в брикеты и потом сжигаются.

At this stage, various extraneous crap is filtered out from the shit, then pressed into bricks by a machine and burned.

Шняги из канализации на профессиональном языке называются «приплываши». Тут, в помещении решеток с мелким прозором, наиболее интересные приплываши выставлены в музее. (Если приплыл труп или часть тела, зовут полицию.)

The extraneous crap is called “swimmies” (priplivashi) in professional Russian parlance. The most interesting swimmies are displayed in this museum, whose main motif seems to be narrow bars. (If a dead body or body part turns up, they call the police.)

Our “Swimmies” Museum

Чего только не приплывает сюда. В белой коробке в правом верхнем углу — вибраторы. Их прячут, чтобы не смущать детей, которые иногда приходят на экскурсии.

All sorts of things make their way here. The white box in the top right corner contains vibrators. They’re hidden from view so as not to disturb the children who sometimes visit on tours.

После того, как весь мусор из говна убрали, оно поступает в первичный отстойник. Главный секрет фильтрации заключается в том, что говно в воде само опускается на дно, где его пожирают микроорганизмы (ил). Чтобы микроорганизмы не только хорошо питались (они едят говно), но и дышали, им подают кислород. Поэтому часто очистные сооружения называются станциями аэрации. Аэрируют микробов, которые жрут говно. Все естественно и удобно.

After all the garbage has been filtered out, the shit enters the primary sedimentation tank. The main secret of sewage treatment is that the shit in the water settles to the bottom on its own, where it’s then devoured by microorganisms (sludge). In order for the microorganisms to not only eat well (they eat shit), but also breathe well, they’re supplied with oxygen. This is why treatment tanks are often called aeration basins. The aeration is for the microorganisms which eat the shit. Everything is natural and convenient.

Большие круги — резервуары первичных отстойников. В каждом резервуаре установлен илоскреб, который постоянно вращается, соскребая лишний ил (от переизбытка еды он разрастается).

The big circles are primary sedimentation reservoirs. Every reservoir has a sludge scraper, which rotates constantly to scrape off excess sludge (the overabundant food makes it proliferate).

Читайте также:  Как помыть материнскую плату водой

Потом уже довольно чистая вода поступает на вторичный отстойник.

After that the water, already relatively clean, enters the secondary sedimentation tank.

Потом воду еще всячески фильтруют, светят на нее ультрафиолетом и т. д.

Then it goes through all sorts of additional filtration, ultraviolet irradiation, and so on.

Для оценки качества воды используют речных раков, к спинкам которых приклеены датчики, показывающие сердцебиение. Всего в смене шесть раков. Если в воде обнаружится какое-либо говно, раки начнут переживать, загорятся красные лампочки, прибегут химики анализировать, сброс воды остановят.

The quality of the treated water is evaluated using crayfish with heart rate monitors attached to their backs. There are six crayfish per shift. If the water is shitty, the crayfish get upset, red lights go on, chemists rush over to analyze the issue, and water discharge is temporarily suspended.

Очищенную воду сливают в Финский залив. А сухой остаток сжигают в печах.

The treated water is dumped into the Gulf of Finland. And the dry solid residue is burned in furnaces.

Пообедали в столовой Водоканала.

We had lunch at the Vodokanal cafeteria.

Главная интрига всего проекта очистных сооружений в том, что деньги на их строительство дала заграница. Финляндии надоело, что пятимиллионный Питер все свое говно тупо сливает в Неву, оттуда оно попадает в финский залив, а оттуда — дальше в Европу. Финны говорят: але, парни, давайте уже свое говно фильтруйте. А питерцы такие — а денег нет. И продолжают срать в реку. Финны терпели, терпели, потом не выдержали, попросили у Евросоюза денег и дали их Питеру. Произошло это буквально пару лет назад.

The main intrigue of the whole wastewater treatment project is that the construction of the facilities was funded by other countries. Finland got tired of Saint Petersburg with its five million inhabitants flat-out dumping all its shit into the Neva River, from where it makes its way into the Gulf of Finland and then further into Europe. So the Finns said, hey dudes, why don’t you start filtering your shit already? And Piter was all like, we have no money. And continued shitting into the river. The Finns put up with it for a long time, then finally cracked and asked the EU for money, which they gave to Saint Petersburg. This happened literally only a couple of years ago.

Рассказ о том, как европейцы за свой счет избавились от питерского говна в экскурсионную программу не входит, это факультативное знание. Но убрать фотографию президента Финляндии на открытии станции фильтрации совесть не позволила.

The story of how Europeans cleaned up Saint Petersburg’s shit on their own dime isn’t part of the guided tour; this is extra-curricular knowledge. But no one had the gall to take down the photo of the President of Finland at the station’s inauguration.

На сладкое мы посмотрели Узел регулирования стоков. Снаружи это малоприметное здание у Гренадерского моста. А под ним — шахта глубиной 90 метров. Многие думают, что это просто небольшой офисный центр.

For dessert, we took a look at the Runoff Control Center. From the outside, it looks like a nondescript building by the Grenadiers Bridge. But there’s a 90-meter pit underneath it. Many people think it’s just a small office center.

В самом низу идет говноколлектор, на глубине метров 30 — еще один. Если в самом низу поток будет слишком большой, насосы поднимут часть потока с глубины 90 метров на глубину 30 метров. Это и есть регулирование стоков.

The shit sewer is at the very bottom, and there’s a second one at a depth of 30 meters. If the flow at the very bottom is too intense, pumps will raise part of the flow from 90 meters to 30. This is what runoff control is all about.

Не забывайте смывать за собой и пользуйтесь ершиком. Зря что ли столько дорогих сооружений построили?

Don’t forget to flush your toilet and use your toilet brush. All those expensive facilities weren’t built for nothing!

ПитерЭтноЭксп. Часть I. Чем Питер отличается от Москвы

Источник

Adblock
detector